Выберите язык

  • English
  • Deutsch
  • Русский

Увидеть Байкал в первый раз.

«Какая тут вода чистая! Обалдеть! И теплая! Пошли купаться?». «Ой, какая милая нерпочка! Хочу домой такую же». «Какие потрясающие скалы. Сфотографируй меня так, чтобы влез и Байкал, и горы, и цветы тут возле дорожки». Интересно было услышать восторг и радость людей, в первый раз побывавших на Байкале. И непривычно. Даже казалось, что они, стоящие все лишь пять минут на берегу нашего священного озера, любят Байкал больше чем я, отъявленная сибирячка, равнодушно заявляющая: «Да ладно, на Байкале есть еще места куда красивее».

Вот такие мысли кружились у меня в голове в первый день нашего проекта «Eco-English», организованного Большой Байкальской Тропой, или коротко – ББТ. В нашем лагере я была единственная иркутянка (если не считать трех людей, организовывавших для нас этот проект). И это мне очень помогло взглянуть на Байкал другими глазами и ощутить то счастье, которое испытывали люди, оказавшиеся здесь в первый раз.

В августе в течение десяти дней мы жили в палатках возле Байкала недалеко от Больших Котов, изучали английский язык, разговаривали на тему экологии, ходили в походы на местные хребты «Гребешок» и «Скрипер» и оставляли свои полезные для природы и туристов следы – убирали мусор и реконструировали 50 метров заросшей тропы.

Нам очень повезло, что почти все люди нашего проекта связаны с экологией, а для некоторых эта область даже является профессиональной деятельностью (как для двух преподавательниц Гидрометеорологического института и их студентов). Женщины подробно нам рассказали, что подразумевается под понятием «экологический туризм», и какие требования к нему предъявляются. Вывод, который можно было сделать из этих бесед – чтобы считаться эко-туристом, нужно потратить на это очень много денег и быть в какой-то степени фанатом этого дела: нельзя использовать полиэтиленовые пакеты, пластиковые бутылки и все вещи, сделанные из неразлагаемых материалов, железные колышки от палаток, мыло и моющие средства. Также нужно материально поддерживать местное население, то есть, отправляясь в поход, еду привозить не из своего города, а покупать ее в местных поселках и деревнях. С последним пунктом мы точно отлично справились, потому что, проходя мимо Больших Котов, скупили там, наверное, чуть ли не все запасы омуля и пирожков с морковью, а потом ели все это прямо на пирсе. Для наших иностранок и группы из Санкт-Петербурга это было диковинкой, и все с удовольствием лакомились байкальской едой.

Пообщавшись с питерцами, с девушками из Германии и США, я действительно узнала много нового. С жителями Санкт-Петербурга мы обсуждали разницу в произношении (известное московское аканье, оказывается, словно ветер перенеслось и на Ленинградскую область) и в словах (например, каримат они называют пенкой). Немка с русским именем Катя, уже в пятый раз побывавшая в России, в первый раз попробовала каши. А русская Аня, с 10 лет живущая в США, вообще в первый раз жила в походных условиях. Девушка тщательно, как губка, впитывала наши разговоры о России и о жизни вообще, хитро перескакивая в беседах с английского на русский – так ей хотелось поговорить на своем родном языке. Преподавательницы Гидрометеорологического университета научили нас с помощью облаков определять погоду. Одни из них, «нимбостратус», упрямо и нагло застилали белой простыней небо первые два дня, так что мы успели здорово промокнуть и замерзнуть. Но, к счастью, все оставшееся время с неба нам улыбались «кумулюсы», или кучевые облака, которые всегда предвещают солнечную погоду. Смешно, что, несмотря на все эти перемены погоды и довольно прохладные вечера, никто в лагере у нас не заболел, кроме меня, сибирячки, «привыкшей» к холодным ветрам и сильным морозам.

Вообще, я в жизни так много не смеялась, как за эти десять дней нашего экологического лагеря. Днем мы проводили время за веселыми играми, головоломками и «мозголомками», а ночью считали звезды и пели песни из детских мультиков. Самой веселой игрой оказалась «Шоколадка».
Мы все сидим за нашим деревянным столом и по очереди бросаем кубик. Тот человек, которому выпало число «шесть», кричит об этом счастье во всю глотку, быстро надевает на себя целую кучу вещей (шапку, шарф, очки, перчатки) и с помощью вилки и ложки начинает открывать предварительно плотно замотанную скотчем и пакетами шоколадку. Кубик продолжают кидать, и можно представить, с какими бешенными криками происходит передача всего инвентаря другому счастливчику. Игра заканчивается на позитивной ноте – пока участники не съедят последний кусочек шоколадки.

Времяпровождение на Байкале в такой дружной компании очень многих вдохновило на творчество. Одни сидели на берегу и под шум волн записывали свои впечатления, другие пытались сочинить стихи о нашем лагере, третьи придумывали, как оформить наш стенд (мы вдвоем с Юлей придумали около шести вариантов плаката, но, к сожалению, все они мало подошли для рисования в полевых условиях). Чистый байкальский воздух и красивые девушки настолько вскружили голову организатору нашего проекта Дмитрию, что уже на второй день он начал вырезать из дерева маленькие красивые фигурки. К концу лагеря он сделал их столько, что подарил каждому участнику по маленькой деревянной игрушке: котенка, пингвина, совенка, медведя, слоника и даже ежика.

Организатора нашего проекта также очень вдохновляет строительство тропы, и я не понимаю, как наша группа не догадалась подсказать ему вырезать ему из дерева необычные американские инструменты, с помощью которых мы копали и выравнивали землю. На технике безопасности Дима и сам признался, что моменты, когда он занимается строительством тропы, - одни из самых счастливых. В течение трех часов у нас тоже была великолепная возможность получить удовольствие от обустраивания тропы, но в первый раз быстро нападающая усталость от тяжелой работы заглушает приятные эмоции. С копанием на даче такой труд просто не сравнить (ну, может, я просто на даче мало работаю), с помощью кирки нужно снять приличный слой земли и избавиться от многочисленных корней деревьев, которые порой можно срезать только специальным инструментом.

Климова Анастасия